Напряжение и тревога в отношениях

Сильное переживание тревоги, не найдя конкретной причины, может стать страхом, страхом за то, что что-то может произойти. Если не удается найти способ как справиться с этим страхом, со временем, тревога может ослабнуть, исчезнуть. Но куда она исчезает? Что вызвало ее появление? Чего ожидать дальше?

Причина появления тревоги находится в том, что человек находится в слиянии с окружающим миром. Что это значит? Представьте себе, что человеку, для того, чтоб чувствовать себя в гармонии, уверенности, радости, необходимы отношения, в которых для него будет забота и поддержка. Психологические границы его Я (представление о себе) зависят от того, какие это отношения, как к нему относятся. В этом месте, человек как бы опирается на мнение людей, на мнение в отношениях, на представление о себе со стороны, так как собственное представление о себе либо нарушено, либо отсутствует.

Представление о себе начинает формироваться в детстве, то, как относились к ребенку родители. Если хорошо относились, то формируется представление о себе у ребенка как того, что он хороший. Если плохо относились, значит, ребенок научен воспринимать себя как того, что он плохой.

Представление о себе носит обязательный опыт поддержки со стороны. К примеру, если ребенок ударился, но в это время родители находятся как бы в стороне от его переживаний, то ребенок не учится опираться на себя, так как для формирования этого навыка необходима опора со стороны, что он не один на один со своей болью.

Опора на себя формируется с заботы о себе, а забота о себе так же формируется на том опыте, как о нем заботились окружающие. Ребенок, не получивший заботу со стороны, не научен заботиться о себе, не научен опираться на себя в различных ситуациях. Не имея этого опыта, опыта заботы о себе, ребенок продолжает хотеть заботы со стороны, так как это неотъемлемая функция развития ребенка.

Слишком большая забота о ребенке, тоже не формирует в нем опору на себя, так как он привык, что в любых сложностях, его возьмут и подхватят. Зачем ему заботиться о себе, когда эту функцию успешно выполняют другие люди? Тут важно вовремя воспитать в ребенке постепенно опору на себя. Это переходной этап между постоянным поддерживанием ребенка (примерно до 2.5 лет, когда он начинает говорить Я САМ), и заботой о себе, когда он сам заботится о себе (знает, чего хочет, одевается, кушает и тому подобное). Если родители не отпускают ребенка взрослеть, так как думают, что он еще маленький, если сталкиваются с тревогой, что взрослеющему ребенку не нужны родители, что они будут лишними в его жизни, не нужными, и навязывают ему свою нужность, заботу, тогда не происходит отделение ребенка от родителей (сепарация). В этом месте, родители продолжают быть родителями, а ребенок – ребенком, не зависимо от его возраста.

Взрослый человек, не получивший опыт поддержки со стороны в детстве, не имеющий опыт поддержки себя, продолжает свой поиск идеальной фигуры поддержки. К примеру, женщина, выросшая без отца, без мужской поддержки, бессознательно стремится к мужчине старше ее лет, либо похожего чем-то на отца (поведение, отношение, привычки, чувства, и тому подобное), чтобы дополучить тот опыт поддержки, который ей не хватает. Так работает функция самовосстановления психики.

Тревога в отношениях возникает в том месте, когда человек, не наученный опираться на себя, заботиться о себе, постоянно ожидает, что в своих потребностях он найдет поддержку в партнере. Отсутствие опыта самоподдержки, сознательно или бессознательно наводит такого человека на переживания, что эта опора в отношениях может исчезнуть.

Можно иметь опыт самоподдержки, который образовался в череде жизненных сложностей и возможностей. Благодаря сложностям, человек закаляется, учится самостоятельно решать разного плана вопросы. Еще самоподдержка и опора на себя хорошо формируются в любимом деле, в увлечениях, где он выражает свои переживания, где реализует свой потенциал через творчество.

Самоподдержка не говорит о том, что он не нуждается в тех отношениях, где его тревога могла бы уменьшиться. Напишу больше – человек продолжает поиск партнера, который бы смог эту тревогу уменьшить, смог бы «заткнуть» пустоту в душе своим отношением, заботой, вниманием. Когда это происходит, то тревожащийся человек успокаивается, на время, так как требования к нечто идеальному, просто не осуществимо, да еще и к тому же постоянно подпитываются сомнениями: тот ли он человек, который способен удовлетворить мои потребности, чтобы не испытывать тревоги, или нет? Постоянный страх того, что такой человек может им не оказаться, побуждают испытывать подозрительность. На подозрительности и сомнении, отношения не могут существовать без тревоги.

Чтобы не испытывать сильные переживания по поводу исчезновения опоры, человек может слиться с партнером, становится с ним как будто единым, единым чувствами, мыслями, переживаниями. В этом месте можно говорить про психологическое слияние, в котором он зависим от партнера. Слияние и тревога от того, что объект поддержки может исчезнуть, наводит такого человека на переживания, что необходимо дистанцироваться от отношений, чтобы не переживать сильную тревогу. Но, как становится понятным позже, дистанцирование так же вызывает тревогу по поводу того, что партнер далеко, опереться не на что, и, тогда опять, происходит приближение и слияние. Круг замкнулся, все повторяется, как и прежде: дистанцирование – слияние, слияние – дистанцирование. — «Вместе невозможно, и в рознь никак».

Как я без него? Что будет, если он (партнер) уйдет? Как мне справиться с этими чувствами, ведь я жить без него не могу, но и уйти тоже?

В этих эмоциональных качелях, от слияния до дистанцирования, безусловно, много тревоги. Человек застревает в переживаниях, в потребности в опоре вне себя и дистанцировании. Он перестает взрослеть как личность, потому как функцию своего взросления бессознательно переложил на партнера. Да и возможно ли взрослеть, когда для этого необходима сепарация, отделение, которое сопровождается жуткой тревогой потери опоры?

Чтобы справиться с столь сильными переживаниями, тревожащий человек бессознательно выбирает выключение своих чувств: становится как бы онемевшим, с застывшим выражением лица. Переживания разных чувств (радость, печаль, грусть, злость и т.п.), становится для него невозможным, или трудноосуществимым.

Онемение может происходить и с телом, когда утрачивается способность испытывать телесное, сексуальное возбуждение. Тело малоподвижно, движения скованные. На лице может застыть только одно выражение, с очень редкими изменениями.

Алкоголь, и другие наркотические средства, «верные друзья» на пути тревожащегося человека, так как своим действиями блокируют переживания.

Отношения могут быть стабильны только тогда, когда уровень напряжения низкий. Однако рано или поздно между партнерами возникает напряжение. Это напряжение может вызвать любой стресс, слишком маленькая или большая дистанция. В этот момент, чтобы ослабить напряжение, на сцене появляется нечто третье или некто третий, цель которого – разрядить ситуацию, понизить возникшую тревогу в отношениях. Причем, этим третьим, может быть не только отдельная личность, но и хобби, предметы, домашние животные и т.п.

В этом смысле, что касается измены, ролью третьего является возможность слива на него своей тревогой. К примеру, муж испытывает тревогу по отношению к жене. Чтобы не оставаться с этой тревогой и продолжать быть в отношениях с женой, он бессознательно, или осознанно находит другую женщину, на которую размещает свою тревогу. В итоге, он возвращается домой более спокойным, что, как я понимаю, его и устраивает.

Я знаю случаи, в которых муж/жена изменяют друг другу годами, обещая развестись третьему человеку, чтобы остаться с ним. На самом деле, тревожащемуся человеку просто необходим сливной канал, куда бы он мог размещать свою тревогу, недовольства, конфликты от своих семейных отношений. Близкие отношения с третьим актуальны только до тех пор, пока третий выполняет свою функцию. Когда третий становится вторым, т.е. не любовником, а партнером, очень велик шанс, что и в этих отношениях скоро появится третий.

Почему это так? Да все потому, что способ образования тревоги и способ размещения ее остаются неизменными. Меняя партнеров, внутренняя организация человека не меняется. Способы образования тревоги и способы размещения ее, супруги не редко выносят из своих родительских семей.

Избегание ссор, чтобы не создавать конфликт в отношениях, это всего лишь способ подавлять в себе напряжение, сделать для себя видимость, что ничего нет. Избегание конфликта, это способ не создавать возможность отвержения партнером, в котором уровень тревоги будет настолько зашкаливающим, что человек опасается, что всего этого он не выдержит, поэтому, для многих, проще терпеть, закрывать себе глаза, нежели решать, говорить о своих переживаниях без обвинений.

Тревога возникает там, где много ожиданий от партнера, и страха, что эти ожидания могут не оправдаться. В этом месте, как я писал выше, ожидания проецируются на другого, на самого себя, что станет другим, удобным, но не в реализации того, чтоб заменить ожидания действием, где человек переместит точку опоры с другого на самого себя, сможет снять свою проекцию на партнера, и увидит реального человека с его личными потребностями и желаниями.

Что значит опора на себя, и что делать, если опыта опоры нет? Так получается, что все мы одиноки, даже в том смысле, что никто не сможет понять всю суть тех переживаний, которые мы испытываем. В страхе одиночества, некоторые люди пытаются зацепиться за отношения. Чем больше зацепок за отношения, тем больше вероятность, что отношения развалятся. Мы теряем то, к чему привязываемся, и никогда не бывает иначе. Тут срабатывает закон равновесия: чем больше ожидаем, тем сильнее разочарование.

Принятие данности того, что все мы одиноки, что никто нас не подхватит в трудную минуту, толкает на мысль, действие, заботиться о себе. В заботе о себе и формируется опора, костяк внутреннего Я. Целостному человеку нечего тревожиться, так как он знает, что при любых обстоятельствах, его внутреннее Я не пострадает, не разрушится. Только тот, кто способен позаботиться о себе, может позаботиться о другом человеке, и, это так же неотъемлемая функция взросления.

Прошу, не путайте одиночество с отшельничеством. В отшельничестве я вижу больше бегство от собственных переживаний, от людей и отношений, где могут создаваться непереносимые переживания. В отшельничестве, как говорила недавно моя клиентка, есть потребность ВООБЩЕ НИКОГДА не заводить отношения с мужчинами. В этой потребности много боли и обиды, страха, что может опять все повториться. Удовлетворяя потребность в отшельничестве, обещании не заводить отношения, возникает реальность потерять, притупить свою женственность.

Можно говорить про то, что нормой является восприятие себя мужчиной или женщиной без обязательного условия отношений. Но как это так? Получается, что себя можно воспринимать полноценным родителем без собственного опыта родительства? В отношениях важна обратная связь, но крайне не желательна привязанность к этой обратной связи. Если женщина воспринимает себя полноценной женщиной без отношений – хорошо, если женщина еще и получает от мужчины признание ее женственности – замечательно. Надеюсь, я тут весьма понятен.

Самодостаточного человека поджидают другие сложности, они состоят в том, что все вопросы он решает сам, часто не делится своими сложностями с другими, так как это может изменить представление о том, что он всесильный, самодостаточный, взрослый. Интроецированная (включение индивидом в свой внутренний мир воспринимаемых от других людей взглядов, мотивов, установок и пр.) критика других людей, что он не может сам справиться со своими переживаниями, делает его в глазах других людей слабым, что, соответственно, не входит в планы представления о самом себе.

Есть уровень переносимости переживаний, а есть уровень переживаний, где заканчивается возможность справляться одному. Когда сумма переживаний выходит за рамки переносимости, тогда у самодостаточного человека опускаются плечи, болит спина, прогибаются колени. Накопленные непреодолимые переживания неминуемо ведут к постоянному ощущению тревоги, так как теряется опора на себя, из-за невозможности нести непосильное.

В чем я опираюсь на себя? В чем я опираюсь на партнера? От чего я зависим в отношениях? Когда я тревожусь в отношениях, что я делаю? Что мне хотелось бы сказать своим напряжением своему партнеру? В чем я целостен? В чем целостен мой партнер? Как мы можем друга-друга поддерживать, не опираясь? Как я решаю потребность в поддержке со своим партнером? Что происходит со мной, когда партнер опирается только на меня? Как я думаю, происходит с моим партнером, если я опираюсь на него? Тяжело ли нам, когда кто-то, или мы оба, опираемся друг на друга? Как не доводить отношения до той точки, когда отношения могут просто развалиться от напряжения и усталости? Задаете ли себе эти вопросы, чтобы решить сложности в отношениях? Помимо этих вопросов, существует еще бесконечное их количество. Если нет, то задавайте, обсуждайте, решайте, — само по себе напряжение не решится.

Консультация психолога часто сводится к тому, чтобы человек, не умеющий на себя опираться, в котором не развилась эта функция, мог развить ее в отношениях с психологом. Для тех, кто имеет точку опоры на себе, но не видит границы своей переносимости, будет полезным научиться распознавать, когда эта точка переносимости заканчивается, когда и как можно выражать свои переживания, как можно обходиться со своей тревогой без ущерба своему здоровью. Статья написана 12.12.2014 года.

Автор: психолог в Москве Андрей Букшук.

2017-03-10T00:07:11+00:00