Психология лечения бесплодия

Психологическое бесплодие

Пролог

Если честно, то мотивацией в работе с бесплодием послужил ряд жизненных событий. На то время у меня уже был опыт работы с бесплодием, но особого интереса, как к выбору своей специализации,  я не проявлял. И все же, спустя много лет, мой интерес к этой теме проснулся; появились из пространства жизни возможности и идеи, клиенты с такими запросами, решения.

Мне, как мужчине, никогда не понять состояние беременной женщины, но во время личных встреч с людьми происходит нечто, что помогает найти верное решение, и становится неважно, что я мужчина, хотя… Думается мне, что как мужчина, я имею не меньшую способность к психологическому оплодотворению, чем женщина. Что такое психологическое оплодотворение? Это когда какая-то идея, мысль, чувство, родившееся во время сессии, меняет жизнь клиента. Клиент, в таком случае, «беременеет» другим своим состоянием, вынашивает, проходит через адаптационные кризисы, роды….

По большему счету, работа с трудностями зачатия и другие терапевтические запросы, мало чем отличаются друг от друга. Просто есть несколько особенностей. Про эти особенности и пойдет дальше речь.

Интервью

С. – Мне, как человеку, не имеющему отношения к психологии, тяжело понять, как это физический симптом может исчезнуть при разговоре с психологом.

Я. – В психологическом консультировании бесплодие, как физическое состояние или диагноз, психолог рассматривает как симптом. Симптом в этом случае – это голос тела. Тело хочет что-то сказать, что-то передать своим состоянием человеку. Например, женщина как будто своим состоянием говорит своим телом: «Нет!», даже если умом, повседневным сознанием очень хочет ребенка.

С. – А почему женщина не понимает того, что с ней происходит?

Я. – Обычно это говорит о том, что раньше человек не слышал свое тело. И обычно довольно долго не слышал, если уже до хронического диагноза довел.

С. – Получается так, что нужно услышать свое тело и симптом исчезнет?

Я. – Да, и удовлетворить потребность, которая скрывается за симптомом.

С. – А как узнать потребность?

Я. – Нужно «прочитать» свой симптом.

С. – Запутался.

Я. – Есть основные причины трудности зачатия. Один и тот же диагноз у разных людей, будет говорить про разные причины и способы решить проблему. К примеру, невызревание яйцеклетки, как правило, связано с инфантильностью девушки. Т.е. диагноз «не вызреваю», обозначает – «не вырастаю, не прохожу отделения от родителей, не самостоятельная…». Решение этого диагноза находится в осознанном отделении девушки от семьи, для начала это — эмоциональное отделение.

С. – В таком случае происходит потом вызревание яйцеклетки у девушки?

Я. – Да. Смотри, у мужчин, основной причиной малой активности сперматозоидов, является малоподвижный образ жизни. По большому счету все причины и решения трудности оплодотворения можно свести к трем вопросам: «Как думаем, и что чувствуем», «Как движемся», «Как питаемся». Про движение и питание более или менее понятно, но чтобы и это понятие реализовать, необходимо «прочитать» симптом и удовлетворить потребность. Можно многое понимать, но оставаться ригидным к переменам.

С. – А что касается темы: «Как думаем и что чувствуем»?

Я. – Почти все люди привыкли с чем-то бороться и/или лечить. «Беременность должна начаться в голове», — это не мои слова, но они мне очень нравятся. Я не лечу бесплодие, а помогаю найти причины нарушения ПЛОДНОСТИ и помогаю человеку решить данный вопрос. Само слово «бесплодие» — диагноз, якорь, который придавливает ко дну, лишая возможности измениться. Я предпочитаю формулировки, которые бы в себе содержали возможность, ресурс.

С. – Получается, нужно больше прислушиваться к себе и уметь понимать свое тело и симптом?

Я. – Да. Дело еще в том, что человек, как правило, не обращает внимания на то, как он говорит, что с ним происходит: он стал для себя привычным, потому и не замечает обычных вещей. Я же, выслушивая человека о его симптомах, смотрю на невербальные проявления, сравниваю речь и обнаруживаю несоответствия, противоречия. Это говорит о внутреннем конфликте, который проявляется в виде блока в теле. Когда удается выявить блокирующую установку, осознать ее, прожить, сделать определенные выводы, изменить стиль мышления и поведения, тело начинает функционировать согласно природе.

С. — Получается, что человеку тяжело за собой наблюдать и делать соответствующие выводы?

Я. – Пойми, человек всегда избегает боли. Защитные функции у человека устроены так, что он не видит, не хочет видеть, подавляет, вытесняет все то, с чем он в прошлом имел негативный опыт. Подавляет мысли о негативном будущем, вместо того, чтобы узнать больше про свое поведение. Именно в диалоге, или проделывая некоторые упражнения, можно обнаружить нечто, что поможет решить симптом.

Многие люди привыкли относиться к себе, как к ящику с детальками. Современная медицина на этом построена. Мой терапевтический опыт говорит о том, что очень многие сложности имеют психологический характер, и решаются они поиском смысла происходящего. Нарушение плодности также, почти во всех случаях, имеют психологический характер.

С. – Получается, ты помогаешь человеку понять свой симптом?

Я. – Не совсем так. Я, как психолог, создаю клиенту условия для повышения осознанности, но не гарантирую её. Это его, а не моя работа, это его выбор, его жизнь.

С. – То есть, ты не лечишь?

Я. – Нет, и в этом много путаницы у клиентов. Я уже привык к тому, что люди приходят на сеанс и надеются, что, выслушав историю, я возьму некоторые инструменты, покопаюсь в их душах, головах, историях… Выкину ненужное, вставлю нужное и все заработает. Перемены – огромная работа. Если человек решил вылечить свой симптом, для него важно понимать, что необходимо менять привычный способ жизни, а это больно. По-другому – никак. Легко не будет, и это я никогда не скрываю. Никаких гарантий.

С. – Как же ты осмеливаешься говорить о том, что помогаешь в вопросе бесплодия, раз не даешь гарантий?

Я. – Человек, не коробка с детальками. Все, что я умею – делаю. Не все от меня зависит. Если человек не хочет менять свою жизнь, а ответственность за свое здоровье переложил на меня, — я ничем помочь не могу. Для меня важно сильное желание человека помочь самому себе. Иногда я прямо спрашиваю человека: «Кто несет сейчас ответственность за твое выздоровление»? Ответ указывает на мотивацию и возможности.

С. – Хороший вопрос!

Я. – Да. Мне грустно это говорить, но очень много людей не могут ответить на этот вопрос и просто пребывают в ступоре, как будто я их разбудил после глубокого сна. Есть люди, которые говорят, что ответственность за их здоровье у судьбы, случая, времени, родственников, у меня, как психолога… Покуда человек не возьмет ответственность на себя за свою жизнь – мои старания равны нулю.

Бывает правда, что я человеку помогаю принять ответственность за свою жизнь, и это уже является решением к увеличению плодности.

С. – Как это?

Я. – Отсутствие ответственности за свою жизнь – инфантильность. А теперь сам подумай: «Может ли у ребенка родиться ребенок»?

С. – Нет.

Я. – Вот тебе и ответ на один из основных причин нарушения плодности. Кстати, я много думал о том, что в советские времена, и раньше, в сельской местности, если человек бывал инфантильным – то он не выживал, общество его не принимало.

Если про конкретный пример, то ты, наверное, знаешь, что животные в неволе практически не размножаются.

С. – Слышал.

Я. – Я думаю, это связано с тем, что животным не нужно выделять энергию для выживания: за них все делают другие. Это влияет на плодность, так как будущему потомству, для рождения необходимо очень много энергии. А где ее взять? Тот, кто имеет внутреннюю энергию и хочет ее давать, способен обеспечить энергией будущее потомство.

Что еще касается инфантильности, так это вопрос мужской и женской инициации. Так и в жизни происходит: для того, чтобы подняться на новый уровень – необходимо пройти предыдущий. Переход всегда сопровождается испытаниями и внутренними изменениями. Тот, кто опасается изменений, остается на прежнем уровне.

С. – Получается, родительство тоже испытание.

Я. – Да, это серьёзная инициация. Встречаются люди, которые хотят ребенка, но не хотят принимать инициацию родительства.

С. – Как это?

Я. – Я помню случай работы с девушкой, которая говорила, что хочет ребенка «родить» сразу двухлетнего, чтобы он сразу «бац», и появился. Да, у нее много было про страх родов, что тоже является распространенной причиной нарушения плодности, и мы решали данный вопрос и, решили.

С. – У нее было бесплодие?

Я. – Диагноз бесплодия был у её мужа, но вопреки логике, она забеременела от него.

С. – Как такое может быть?

Я. – Мужчина и женщина связаны между собой энергетически: меняется один – меняется другой. Кстати, будущий ребенок тоже связан с родителями. Когда удается найти взаимный контакт между родителями и Душой будущего ребенка, возможно многое понять и решить.

С. – Это похоже на мистику.

Я. – Для обычного человека – да, а для психологов – это норма. Вообще, в работе с нарушением плодности, много мистики, на первый взгляд. Но это все – закономерность.

С. – Ты меня несколько насторожил.

Я. – Просто люди все больше и больше привыкают думать логически и шаблонами: что-то болит, выпил таблетку – перестало болеть. Но боль не исчезла, её заглушили.  Если бы таблетки лечили, все давно бы стали здоровыми. Лечит расширение осознанности.

Иногда я задаю вопрос: «Что мешает забеременеть»? Этот вопрос возвращает к осознанности. «Для чего на самом деле вам нужен ребенок» — возвращает к осознанности.

С. – Странный какой-то вопрос про мотивацию иметь ребенка и пары, которая хочет вылечить бесплодие.

Я. – Знаешь, я тоже так думал, но, когда задаю этот вопрос людям – ответы очень разные. Представь себе ситуацию, а такие нередко встречаются, что женщина хочет ребенка, но для чего – не знает. Как в таком случае ее энергия может быть направлена на будущего ребенка? Если ты, к примеру, чего-то хочешь, но не знаешь для чего, каковы шансы это получить?

С. – Мало. Тогда почему-же они все-же хотят ребенка?

Я. – Ребенка могут хотеть родители женщины, муж, но не сама женщина. Хотение кого-то, стало ее хотением, но не ее потребностью. Нарушение плодности часто вопрос мотивации самой женщины. В этом случае, нарушение плодности – нарушение между МОИМ ХУЧУ, и ХОЧУ других людей. Происходит внутренний конфликт.

С. – Ты помогаешь этот конфликт решить?

Я. – Я помогаю расширить осознанность, а это, для многих очень сложная задача. Если человек полностью возлагает на меня ответственность в решении конфликта, будто я универсальная таблетка, — это верный признак инфантильности клиента. И с этим я работаю, или не работаю – зависит от ситуации.

С. – Значит, ты не всем можешь помочь?

Я. – Иногда — не могу, иногда – не хочу. Если человек ожидает от меня, что я все буду делать за него, и не хочет понимать происходящее и принимать действия, то я не хочу «тащить» его на себе. Мне это зачем?

С. – Но они же за это платят тебе деньги.

Я. – Ни за какие деньги я не хочу проживать чью-то жизнь. Это моя ответственность за мою жизнь. Мне часто важно донести это послание до своих клиентов, чтобы они брали ответственность за свою жизнь – тогда возможны перемены.

Если родитель не может и не хочет брать ответственность за свою жизнь, как он может взять полную ответственность за жизнь другого человека – ребенка? Ответственность за ребенка, это не значит трястись над ним, как осиновый лист, не значит потакать во всем, не создавать эмоциональные барьеры, через которые будущему ребенку придет пора выходить.

Вопрос родительства не ограничивается возможностью забеременеть и родить. Дело в том, что, осознанно или нет, на детей проецируется семейный сценарий. Я считаю важным родителю знать свой сценарий, чтобы ребенок не повторял судьбу родителей – в этом и состоит развитие и осознанное родительство.

С. – Я правильно тебя понимаю, что ты еще занимаешься вопросами отношения к родившемуся ребенку?

Я. – Я иногда спрашиваю клиентов: «Хотел(а) бы ты, чтоб у ребенка была иная судьба»? Ответ наталкивает на размышления, в первую очередь про внутреннего ребенка клиента. В этом ответе находится возможность узнать причину нарушения плодности. С этим я и работаю.

Я часто провожу упражнение, в котором будущий родитель может поговорить со своим внутренним ребенком, поговорить и прояснить отношения с ним. Удивительно, но в таком упражнении, от будущего и внутреннего ребенка можно получить ответы на причину нарушения плодности, и что нужно для того, чтобы исправить ситуацию.

С. – Это какая-то магия?

Я. – Никакой магии – это способ прислушаться к себе, к своему бессознательному. Нарушение плодности – язык тела. Не будь нарушения плодности – будет что-то другое. Бессознательное всегда проявляется в жизни человека, и важно понимать про это проявление.

С. – Это кажется настолько сложным.

Я. – Сложность состоит в том, что большинство людей ничего не знает про себя, про свои истории и возможности. Поэтому я сам, как психолог, прохожу консультации у психолога. Это помогает больше понимать про себя, а значит, брать больше ответственности за свою жизнь.

С. – А можешь привести пример того, как симптом говорит о себе?

Я. – Если в фразу клиентки про причину симптома: «Яйцеклетка не выходит из яичника» — вставить вместо слова «яйцеклетка» имя женщины, то получится, что сама клиентка когда-то не вышла за пределы, установленные мамой. И тут может развернуться сценарий, в котором клиентка продолжает находиться в симбиотической связи со своей мамой, а это значит, что эмоционально клиентка остается ребенком.

С. – И что ты делаешь в этом случае?

Я. — Помогаю больше узнать про эту связь и завершить ее через инициацию. Это не минутное дело, так как для выхода из инфантильности необходимо уже иначе строить отношения с мамой.

С. – А если мамы давно нет?

Я. – Родительские фигуры, образы и энергии всегда находятся в человеке. Зная это, всегда есть возможность обратиться к внутреннему родителю и, прояснив отношения, иначе выстраивать свою жизнь. Этому помогают различные упражнения, в том числе и метафорические карты.

С. – Что это за карты?

Я. – На них изображены разные ситуации и люди. С их помощью проще обратиться к бессознательному и выстроить ситуацию во вне. К примеру, можно обнаружить давно подавленный гнев на отца. Подавленный гнев проецируется на мужа. Бессознательный гнев побуждает женщину не иметь от такого мужчины ребенка.

С. – А если поменять мужа?

Я. – Подавленный гнев на своего отца остается с женщиной. Интересно то, что внешне женщина может хотеть от своего мужа ребенка, а вот на внутреннем уровне – нет.

С. – А если есть подавленный гнев на мать?

Я. – В таком случае женщина в первую очередь отказывается от себя, отказывается от своей женственности, испытывает бессознательный гнев на себя, как к возможно будущей матери. В этом случае у женщины срабатывает внутренне – СТОП. Энергия женщины не передается будущему ребенку.

С. – Ты часто говоришь про энергии. Что это значит?

Я. – Как я это знаю и проживаю – все энергия. Любое заблокированное чувство останавливает энергию.

С. – Нужно его разблокировать?

Я. – Нужно понимать, какое послание несет заблокированное чувство и, прожив его – освобождается энергия. За каждым чувством есть потребность. Остановленная потребность блокирует энергию, и возникает недомогание. Далее, если ничего не предпринимать, возникает симптом, острое заболевание, хроническое заболевание, смерть, наследственное заболевание.

С. – Что, бесплодие может привести к смерти?

Я. – Вселенная не ставит себе задачу угробить человека, речь о чем-то другом. И повторюсь в который раз, что важно понимать, про что именно идет речь. С нами происходи то, какие мы внутри.

Хочу вернуться к родителям. Наше собственное родительство зависит от того, как мы относимся к своим родителям и родителям своего партнера. Есть семейные законы, один из которых гласит: «Родители дают, а дети принимают». Обида, гнев, ненависть… на родителей, — отречение от энергии рода, отречение от энергии жизни. И в моей картине мира невозможно быть счастливыми родителями, отрекаясь от собственных родителей или от родителей партнера.

С. – А если родители принесли человеку много душевной боли?

Я. – У взрослого человека есть выбор: продолжать обижаться, находясь в повторяющемся круге событий, или перестать. Я говорю людям: «Если ты выбираешь продолжать обижаться, научись  принимать и несчастья, не сетуя на жизнь. Так честней».

Сильная обида на другого — не повод изменить свое отношение к человеку. Это тяжелая работа, но благодарная. Жизнь стоит того, чтобы этому научиться.

С. – Получается из твоих слов, что бесплодие может иметь причину в обиде на родителей?

Я. – Не «может», а является одной из причин нарушения плодности. Откуда будущий ребенок возьмет энергию, если родители отказались от энергии своих родителей? Даже если и родился ребенок, то родители, бессознательно или осознанно будут учить его отрекаться от родителей. Механизм отношения к жизни передается из поколения в поколение. Одна из задач жизни – выйти из деструктивного влияния семейной системы.

С. – Это как?

Я. – К примеру, по роду, по материнской линии, передается сильная обида на отца. Нарушение плодности у «младшей» женщины является тому причиной: обида на своего отца, формирует претензию и обиду на отца своего будущего ребенка.  Задача этой женщины, если она хочет что-то изменить в своей жизни, – научиться прощать и принимать своего отца, отца избранника, мужчину. Научится – и жизнь повернется лицом к этой женщине. Не научится – жизнь будет продолжать подкидывать все более тяжелые и тяжелые задачи.

С. – Непривычно это слышать, хотя понимаю, что закономерно и справедливо.

Я. – По этому поводу Вячеслав Гусев пишет: «Любой симптом, как общий бюджет. Никогда не принадлежит кому-то одному. Но кто-то в большей степени им распоряжается».

С. – Получается так, что многое, что мы не видим, влияет на то, что мы можем увидеть?

Я. – Да, и в этом основная задача симптома: показать нам то, что мы не видим.

С. – Получается, что бесплодие – это не приговор, а крик Души и разума через тело?

Я. – Да. Вот еще один пример. Все что мы создаем: вещи, проекты, идеи, свою жизнь, детей – продукт нашего творчества. Если человек не ищет свое предназначение на этом этапе жизни, а на каждом этапе жизни он свой, то он может столкнуться с бесплодием, так как является бесплодным по отношению к своей жизни. Бесплодие, в таком случае — это сообщение человеку о том, что он сбился со своего пути, не слышит свою душу. Самая трудная в этом мире задача – быть честным с самим собой.

Продукт творчества – слышать свое тело и Душу. Когда человек перестает это делать, он начинает искать опору вне себя, принимает таблетки, к примеру, и отказывается тем самым от своей ответственности за гармонию, становясь зависимым. Эта тема про ту же инфантильность.

С. – А как же психолог? Он ведь тоже внешняя опора.

Я. – Психолог, каким он должен быть, – это проводник для другого, чтобы обрести, вернуть способность слышать себя. Если и нужна опора, то ровно настолько, чтобы человек научился дальше опираться на себя. Опора на себя – активная позиция, которая подпитывается энергией. В пассивной позиции мало энергии. Закон прост: не вкладываешься в свою продуктивность – становишься бесплодной(ым).

Знаешь, в теме ответственности, родители в большей степени переносят ее на ребенка, которого хотят родить.

С. – Это как?

Я. – Я слышал много раз от женщин такое утверждение в адрес ребенка: «Если ты не родишься, то я не женщина», «Если ты не родишься, то моя жизнь не будет иметь ценности», «Если ты родишься, то я ВСЁ для тебя сделаю»…  Я проводил с этими женщинами упражнение, во время которого можно было четко увидеть и прожить то, что, имея такую ответственность перед матерью, ребенок принимал решение не появляться на свет. Может показаться странным то, что я пишу о том, что ребенок принимает решение не «рождаться», но в этом случае, именно об этом идет речь.

Конечно, ребенка можно «впихнуть» в себя и «выпихнуть» в жизнь помимо его воли, применяя известные процедуры, но я считаю, что это нарушение. Нарушение в том, что вместо того, чтобы услышать ребенка, родители принимают решение навязать ему свою волю. Могу смело предположить, что, если и будет эффективна данная процедура, то родители продолжат выбранный ранее стиль поведения к ребенку. Как ты думаешь, будущему ребенку это надо?

С. – Нет.

Я. – Понимаешь, в чем дело. «Величайшим бременем, выпадающим на долю детей, является непрожитая жизнь их родителей». Это не я сказал, а Карл Юнг. Это я в продолжении к тому, что я говорил ранее.

Я знаю случаи, когда на ребенка возлагается излишняя ответственность за удовлетворение чьих-то ожиданий. К примеру: свекрови или тестю нужен внук. В данном случае, бабушки и дедушки – заказчики. Женщина, гипотетическая будущая мать —  исполнитель. Будущий ребенок – «товар». Я предлагаю женщине в такой ситуации побыть этим «товаром» и прожить то, что «он» чувствует. Всегда выявляется дикий протест будущего ребенка на такое отношение к нему. Протест ребенка выражается в виде нежелания родиться и нести за всех ответственность. Невозможность стать матерью означает, что у женщины есть проблема в отношениях.

Мне вспоминаются слова Р. Ефимкиной: «Бесплодие – это не проблема вашего тела, а проблема неразвитого, незрелого сознания, она решается с помощью немедицинской психотерапии. Какая экономия денег, здоровья, времени, энергии! Легких путей не будет, работа каторжная, хотя со стороны выглядит невинно: всего лишь беседа со специалистом в течение часа раз в неделю. Зато вы не только сохраните, но и преумножите здоровье, возьмете в свои руки власть над своей жизнью, наполните свою жизнь смыслом и радостью».

Я отношу себя к той категории людей, которые считают, что любая болезнь или серьезная неприятность в жизни – это не принятая, или не прожитая инициация.  Невозможно выздороветь и при этом сохранить прежний стиль мышления и поведения. Необходимо учитывать при посещении психотерапевта, что развитие осознанности отката не имеет. Невозможно или очень тяжело потом лгать самому себе о том, на что раньше закрывал глаза. В этом и состоит главный аспект инициации – быть честным в первую очередь с самим собой.

С. – Быть честным с самим собой?

Я. – Да. Я иногда спрашиваю клиентов: «Кто несет ответственность за то, как себя чувствовать в жизни»? Принципиальным отличием людей состоит в том, берут или не берут они ответственность за свое состояние, соглашаются или нет со страданиями во время жизненных испытаний. Если человек согласен с тем, что для его развития придется пережить трудности и боль, то он переходит в новый, более высокий статус.

«Что бы медицина могла предложить сегодня? Это и обезболивание, включая невероятно популярную (и такую же опасную) эпидуральную анестезию, и искусственная стимуляция схваток, и мониторинг плода, и кесарево сечение по показаниям и без, и эпизиотомия. За сто лет родовспомогающая медицина накопила множество методов, позволяющих осуществить роды помимо женщины, давая ей возможность пассивно отстраниться и переждать «неприятный» отрезок времени, так и оставшись в прежнем статусе, не вынеся для себя никаких уроков жизни. Такие женщины были раньше, такие женщины есть и сегодня. Когда они переступают порог роддома, они требуют, чтобы «оказали помощь». Под этим подразумевается избавление от страданий.

Однако все виды подобной «помощи» пассивной матери отнюдь не остаются безнаказанным. Цена за них – удар по здоровью, как самой матери, так и ребенка. Психологический аспект тоже не остается без последствий, ведь дети усваивают материнский сценарий отказа от ответственности. За то, что не сделали родители, придется платить по счетам их детям. Иногда бесплодие – вот такая дорогая цена за желание остаться ребенком во что бы то ни стало». Р. Ефимкина.

Тема ответственности самая центральная не только в лечении нарушении плодности. Эти фразы: «Все будет хорошо», «Успокойся», «Держи себя в руках», «Ты сильный(ая), ты справишься», «Тебе надо жить ради детей», «Все нормально», — признак того, что человек не хочет видеть иные варианты развития ситуации, в том числе, не самые приятные. Люди часто пытаются себя переубедить в том, чего не происходит, чтобы не сталкиваться с теми чувствами, которые вызывают эмоциональный дискомфорт. Чтобы не сталкиваться с реальностью, которая вызывает эмоциональные переживания, эти самые чувства люди и предпочитают подавлять. Подавление чувств (энергии) ведет к симптому. Но я заметил, что и в это многие люди предпочитают не верить, хотя прекрасно об этом осведомлены.

Теперь больше про подавленные и чувства и про то, как образуется болезнь:

  1. Подавленное чувство. Оно возникло как реакция на стимул, но вы его подавили по какой-то причине, например, хотели остаться в маске вежливости.
  2. Недомогание. Оно возникает, если чувство не осознать и не выразить. Недомогание, как правило, слабо выражено, и мы продолжаем его игнорировать.
  3. Симптом. Это уже проявленная телесная реакция, вполне осознаваемая, имеющая название, например головная боль. Её можно описать, охарактеризовать эпитетами, например, «давящая», «режущая», «опоясывающая» и пр.
  4. Острое заболевание. Если симптом подавить с помощью психологических защитных механизмов (избегание, вытеснение и др.) или медикаментозно (принять обезболивающее), то возникает острое заболевание. Организм как бы усиливает свое сообщение, что с вами что-то не в порядке.
  5. Хроническое заболевание. Оно возникает, если сообщение организма не было услышано и активно уничтожалось с помощью медицины.
  6. Смерть. Она наступает в тех случаях, если человек продолжает быть неосознанным, несмотря на то, что организм вопит во весь голос, что с человеком что-то не так.
  7. Наследственное заболевание. Чаще всего блокирующие установки столь сильны, что передаются из поколения в поколение, и тогда идентичное поведение сопровождается идентичным заболеванием у представителей одной семьи или рода.

«Я считаю, что психотерапия эффективна на первых четырех ступенях «лестницы». Начиная с четвертой, психотерапия может «не успеть» за болезнью. Если скорость развития сознания не поспевает за скоростью развития болезни, тогда следует прорабатывать оба уровня: душевный с помощью психотерапии, физическое состояние – с помощью медицины. Вам самим выбирать, как далеко вы запустите болезнь. Вы можете быть осознанным и мгновенно отреагировать на чувство в тот же момент, когда оно возникает. Если такой практики нет, то симптом – ваш друг и помощник, показывающий, чего хочет ваша сущность, ваше высшее Я. Люди совершенно свободны, а это значит, что они сами решают, слышать себя или нет». Р. Ефимкина

С. – Получается, каждый симптом на что-то указывает?

Я. – И да, и нет. Получается так, что одинаковый симптом имеет разные трактовки его разрешения. В первое время я удивлялся тому, что одинаковый симптом у двух разных людей, может иметь совершенно разный способ его решения. И что еще интересней: нет универсального способа решения. К примеру, на словесную метафору клиентки: «У меня не созревают яйцеклетки», можно применить гештальт-терапию, арт-терапию, психодраму, телесную терапию, метафорические карты, и каждый способ будет по-своему эффективен в решении. И еще, важно найти ту субличность, которая заинтересована в блокировании детородной функции. Дальше – спросить, чего она хочет, что ей недостает. Подружиться, договориться, стать партнерами.

Главный инструмент психотерапевта не скальпель и не таблетка, а слово. Это не просто разговор, а разговор, помогающий клиенту изменить сознание, «точку сборки», как я люблю говорить. Сознание определяет бытие, в первую очередь. Поэтому, когда меняется осознанность на вопросы своего существования, человек взрослеет, становится независимым и свободным. И тело – тоже. Тело меняется вслед за сознанием, а не наоборот. Когда человек начинает осознавать, что и как он делает – он меняется.

С. – Что значит — осознавать? И что необходимо осознавать?

Я. – В первую очередь то, что и как человек говорит о себе, о своих отношениях, своем симптоме, медицинском диагнозе. В словах клиента психолог может услышать блокировки, мешающие развитию процесса.

С этой точки зрения, неважно, с бесплодием работать или с другим симптомом. Бесплодие – это только один из вариантов того, к чему приводят искажения в сознании человека. Если получится разгадать, какова блокирующая установка клиента, и найти активатор, симптом исчезнет. Не знаю толком, как это происходит, но могу предположить, что сознание найдет новую точку сборки, и начнет функционировать иначе. Вслед за изменением осознанности, для чего необходимо порой много времени и сил, меняется и физиологические особенности, ведь все взаимосвязано. Если симптом образовался, значит, он способен и разобразовываться (растворяться).

С. — Что такое активатор?

Я. – К примеру, из сообщений о себе, в словах женщины можно услышать такой подтекст: «Мне страшно, если вдруг что, остаться одной с ребенком, как это было у моей мама», — это блокировка. Дальше исследуя и проживая эти слова, я помогаю клиенту найти и прожить те слова, которые разблокируют установку и активизируют «застывший» процесс. К примеру, это может быть: «Мой страх остаться одной с ребенком, на самом деле, не имеет никакого реального обоснования. Буду действовать по обстоятельствам», — это и есть активатор, который как бы перепрограммирует убеждение.

С. – И этого достаточно?

Я. – Ты знаешь, чтобы активатор действовал в полную силу, тоже ведь необходимо время, чтобы новое отношение вошло в привычку, стало частью жизни. Потом необходимо активатор воплотить в жизни, т.е. в действие. Мало просто повторять новое отношение в ситуации, хотя, порой и этого достаточно. Новое действие помогает закрепить активатор.

Если на примере, что часто бывает, активатором может быть: «Если на меня злятся, это не значит, что меня отвергают», то действие новое может стать отношением к другим людям не как к тем, кто отвергает, а как к тем, которым необходимо больше объяснять, говорить о себе, чтобы быть понятым. Если раньше человек воспринимал злость другого, как отвержение, то сейчас – как призыв к действию из желания больше объяснить, рассказать о себе, т.е. в этом случае, человек не закрывается, а наоборот – открывается.

Но бывает – это не срабатывает, особенно когда человек одержим желанием забеременеть, а ничего не получается. Тогда я сознательно прошу клиентов усилить полюс «страданий», проговорив все свои сомнения и страхи до самой последней капли, т.е. «нырнуть на дно», как я иногда выражаюсь, и прожить это состояние. Когда прожиты самые худшие ожидания, тогда они уже не тянут вниз, а от него (дна) можно уже оттолкнуться; на смену отчаянию приходит вера в себя.

Но это ой! какая не простая задача. Я не рекомендую её проделывать самостоятельно, так как самому можно так «нырнуть», что будет тяжело «выплыть» наверх. Одержимость идеей и есть по сути «подвисшее» состояние между «дном» и «поверхностью». Даже те клиенты, с которыми я работаю давно и в своем опыте имеют мою поддержку «ныряния», не всегда соглашаются на перепроживание какого-либо события, чувства; это эмоционально очень больно, но порой, это единственная возможность «вдохнуть жизнь».

Метафорически перепроживание я сравниваю с грязной раной, которая пытается затянуться, но мешают воспалительные процессы из-за инфекции. В этом случае необходимо вскрыть рану, почистить ее, зашить и перевязать. Чем сильнее рана, тем больше необходимо процедур лечения, но большинство людей надеется на случай, на удачу, что, мол, пройдет время, и все забудется, затрется, образуется… Не забудется, не затрется, не образуется, и не нужно питать себя иллюзией, я имею большой опыт в этом.

С. – Ты своими словами лишаешь человека надежды.

Я. – Я хочу, чтобы люди не обманывали себя – это большой шаг к осознанной, взрослой жизни, в которой много ответственности, решений и радости.

Сам по себе диагноз бесплодие – приговор. Многие женщины в этом случае меняют свое отношение к себе, к другим людям, принимают за других решение.

С. – Как это?

Я. – Смотри. Часто бывает, что женщина начинает чувствовать себя ущербной, принимая решение за мужа, она решает, что она ему не интересна, не нужна. Эту тему она опасается прояснить с мужем, чтобы не услышать подтверждение. На основе своих предположений, женщина осознанно или нет – меняет свое отношение к нему, внутренне закрывается. Муж это чувствует и видит, и у него тоже меняется поведение, к примеру, тоже эмоционально закрывается. Женщина видит поведение мужа и воспринимает это как доказательство своих предположений. Дальше – вниз по накатанной. Если предположить женщине озвучить тот внутренний текст мужа, который она на его проецирует, что я часто делаю, то оказывается совсем нешуточное заявление, к примеру: «Я интересна мужчине, если только способна родить ребенка». Эти слова начинают жить установкой автономно в человеке.

Исходя из этого придуманного внутреннего послания, женщина меняет не в лучшую сторону отношение к себе, как к женщине. Примеры я не буду приводить, но вот дальнейшая психологическая работа сводится к тому, чтобы изменить восприятие себя, своего мужчины, своего состояния. Плюс ко всему прочему важно научиться говорить с близкими о себе, о своих чувствах и переживаниях, спрашивать их про их чувства и переживания, так как часто бывает, что мужчина в такой ситуации наоборот хочет и готов поддержать женщину, но сама женщина эмоционально отгораживается от него.

Когда меняется блокировка на прожитое утверждение: «Кроме детородной функции, я, как женщина, интересна еще и как личность» — происходят изменения.

С. – Что такое прожитое утверждение?

Я. – Себя можно заставить изменить установку, но, если нет внутренней трансформации чувств, которые свидетельствуют, что именно так оно и есть – в этом мало пользы.

Но это еще не все. Когда собственные внутренние установки – это одно, когда есть родовые семейные установки – другое.

С. – Что такое родовые семейные установки.

Я. – Это когда внутренняя установка, иногда бессознательная, имеет свое начало из родовой семейной системы. К примеру, бабушка, пережив тяжелые времена в прошлом, имеющее отношение к своим детям, может сказать своей дочери, или дочь сама за бабушку приняла решение, что дети – это тяжело и страшно.

Выросшая дочь через страх того, что дети – это тяжело и страшно, каким-либо способом может передать своему ребенку это послание. Когда ребенок-девочка вырастает, то бабушкино-материнское послание срабатывает в ней блокировкой на то, чтобы иметь детей. По медицинским показателям муж и жена здоровы, а вот забеременеть женщина не может. Это одна из самых распространенных причин нарушения плодности, да и не только эта.

С. – А можно самому найти это послание и разблокировать?

Я. – По сути – да, а по факту – нет, ну, или тяжело. Шкурка выделки не стоит. Дело в том, что в самоанализе страх боли срабатывает на опережение, и то событие, которые может принести негативные переживания, вытесняется, т.е. человек бессознательно негативные переживания делает невидимым для себя. А если что-то и замечает, понимает, то ничего с этим поделать не может, так как осознавание часто блокирует возможность переживать. Психолог помогает найти вытесняемые блокировки, разблокировать их через проживание, найти активатор. Активатор сделает свое дело.

Но бывает и так, когда мать и/или отец навязывают свою волю ребенку, который не может родиться. Может показаться странным, но у души ребенка тоже есть своя воля, она состоит в том, что перед своим рождением помогает будущему папе и будущей маме – встретиться. Душа ребенка знает время, когда ему нужно родиться, но вот родители иногда вмешиваются в желание ребенка и навязывают ему свою волю. Тут происходит конфликт потребностей.

С. – Странно это звучит и сложно в это поверить.

Я. – Понимаю тебя, но когда данную тему удается разместить в рабочую сессию, то душа ребенка через маму может сказать про свою обиду и возмущение, что, мол, помешали своими замыслами возможности ему родиться. Это может быть аборт или прерванная беременность, так как родители посчитали, что еще слишком рано, либо использование контрацептивов до того момента, когда муж не начнет больше зарабатывать или жена, к примеру, не закончит обучение. Бывает, женщина чувствует своего ребенка, но принимает меры безопасного секса или еще чего-то, с целью отсрочить зачатие по своим причинам. Это все примеры и ситуации бывают разные, но суть состоит в том, что родители навязывают ребенку свою волю.

С. – А разве это неправильно? Разве родители не должны планировать рождение ребенка.

Я. – Должны, но будущего ребенка это может не устраивать. Представь себе ситуацию, в которой ты, как будущий ребенок, для своего рождения нашел и познакомил будущих маму и папу. Даже позаботился о том, что сложности, которые возникнут после твоего рождения у родителей – временные, но родители настолько сильно боятся этих сложностей, что решают пока повременить с твоим рождением. Что ты мог бы почувствовать в этот момент к своим родителям?

С. – Обиду.

Я. – Да. Я проводил сессии, в которых было видно, что душа будущего ребенка принимает решение не зарождаться в матери из-за обиды. Я знаю, что тебе подобное слышать от меня непривычно, но свой опыт я тоже не могу отрицать. В таких сессиях я задаю женщине вопрос: «Почему ваш ребенок пока не хочет к вам приходить», «Что ему не нравится в маме, папе, их отношениях», «Что и как изменить вам в своей жизни, чтобы ваш ребенок захотел к вам прийти»?

С. – И что тогда делать?

Я. – Помочь душе ребенка и родителям пообщаться друг с другом. Я со своей стороны, не спешу, но вектор своей работы направляю на то, чтобы примирить их всех. Когда происходит примирение, между ребенком и родителями начинает течь энергия. Будущему ребенку нужна энергия родителей. Судьба родителей, как ни странно, зависит от будущего неродившегося ребенка. Все взаимосвязано, и эту взаимосвязь нужно учитывать, и, не побоюсь этого слова — уважать.

Тема очень большая, и иногда я, как психолог, отправляюсь с клиентом за границы привычной психологии. Есть много того, что невозможно познать логикой, но, когда вижу и слышу непривычные вещи, которые помогают решить ситуацию — начинаю верить в процесс, а не свои академические знания.

Еще хочу тебе сказать. Я общался с матерями, которые до рождения ребенка испытывали страх, что могут не справиться после родов с эмоциональной или материальной нагрузкой. Вот примерно то, что они говорят: «Когда ребенок родится, Бог (Вселенная) обо всем позаботится, просто нужно довериться этому с открытой душой. Когда я доверялась – происходило зачатие и успешное рождение малыша. Да, никто не исключает сложности в жизни, но всегда оказывалось не так страшно, как я себе представляла».

С. – Получается, что своим страхом за будущее ребенка, мама бессознательно не хочет его рождения?

Я. – Хочет, но боится, и своим страхом останавливает возможность зачатия. «Зачем мне рожать ребенка в этот несправедливый и жестокий мир», — так они говорят. Удивительно то, что на самом деле, это не страх мамы за ребенка, это непрожитый страх в прошлом женщины.

Даже если женщина и забеременела, то с такой стратегией рискует делать кесарево сечение, так как её тело не может расслабиться и отпустить ребенка наружу, к жизни. В таком случае она хочет ребенка оставить себе, в другом случае – самой оставаться ребенком и не проходить женскую инициацию.

С. – Не совсем понимаю… Получается, мама боится за ребенка в том, в чем сама боится за себя?

Я. – Да – это ее страх. Это ее опыт про то, что мир ужасно и не справедливо отнесся к ней. Всегда: страх за кого-то – это страх за себя, только обнаружить самостоятельно это практически невозможно. И получается часто так: чем больше человек хочет, тем больше он боится. А бывает и противоположная ситуация, когда женщина, опасаясь своего одиночества, решается на то, чтобы заткнуть свою тревогу рождением ребенка. В таком случае – она уже не одна, но и ребенок, я считаю, не совсем ребенок для родителей, а функция.

С. – И что делать?

Я. – Работать над своим страхом одиночества и работать над своим страхом любить.

С. – Любить?

Я. – Любовь подразумевает близость. Любовь не может быть всегда только наслаждением. Почти всегда, когда заканчивается наслаждение – возникает тревога от близости с реальным, а не выдуманным человеком. Любовная эйфория, которая служила обезболивающим тревоги одиночества, ослабевает. В таком случае часто люди ищут способ заткнуть эту тревогу разными способами: перееданием, ищут еще одного партнера для себя, заводят ребенка, шопоголизм, злоупотребление алкоголем, курение…

Если родители родили ребенка от страха одиночества и близости, то они будут «цепляться» за него, будут за счет ребенка решать свои проблемы. В других случаях, будущий ребенок чувствует, что он для родителей – функция, и сопротивляется рождению.

С. — И что тогда делать?

Я. – А я уже отвечал на этот вопрос.

С. – Любить?

Я. – Любовь – любовью, морковь – морковью. Помимо чувства любви, есть потребность в эмоциональной поддержке. Кстати, я заметил на консультациях, что тема выкидыша имеет свою главную причину – недостаточная поддержка. Выкидыш – это не выношенная беременность (не выношу бремя) – значит не справиться самой. Это означает, что женщине нужна помощь, поддержка извне. Чаще всего – это про недоверие мужчине и неспособность опираться на него в решении совместных задач.

С. – В таком случае, женщине нужно искать другого мужчину, который будет ее поддерживать?

Я. – Не все так прямолинейно. Иногда женщина не может или не умеет брать поддержку, не может просить о поддержке. Бывает и такое, что женщина сама перехватывает инициативу у мужчины, конкурируя с ним за власть в отношениях. Мужчине не нравится конкурировать с женщиной, в таком случае – он видит в ней мужчину, и начинает конкурировать с ней по-мужски, или занимает пассивную позицию, а то и вовсе уходит (меня прогнали).

С. – Может тогда мужчине нужно быть более сильным?

Я. — Женщины тоже так думают, но… Но начинает конкурировать с ним еще сильнее. Конкурирует женщина с мужчиной потому, что не может принять свою ПРИРОДНУЮ ЖЕНСКУЮ силу.

С. – Опаньки!

Я. – Та да… В этом вся суть женского бесплодия. Когда мужчина не принимает свою ПРИРОДНУЮ СИЛУ – про мужское бесплодие.

С. – Извини, но что тогда делать?

Я. – Учиться.

С. – Учиться принимать свою природную женскую силу?

Я. – Хорошую тему затронули… Есть инициации, проходя которые, человек развивается и взрослеет. У женщины они следующие: Девочка, Девушка, Невеста, Жена, Жена-Мать (можно стать матерью, но перестать уже быть женой, поэтому, данная связка важна для точности), Бабушка. В западноевропейском обществе, да и у нас, не принято проходить инициации, и если они и проходят, то как-то коряво. Так вот, многие девушки ходят выйти замуж и родить ребенка, но не хотят или боятся проходить через инициацию, внутреннюю трансформацию. Трансформация – процесс не из приятных, но нужных. Те навыки, которыми успешно пользуется девушка, для Жены-Матери будут недостаточными. Взрослой женщине необходимо уже уметь прощать обиды, любить без права обладания, терпеть, но и в то же время уметь высказывать возмущения, заботиться, уметь правильно высказывать свои чувства и потребности, вдохновлять, знать, как обращаться с ребенком, а не просто: «рожу, а там будет видно» …

С. – И как эти инициации проходить?

Я. – С помощью старших женщин. Но грусть моя о том, что даже старшие женщины сейчас не проходят своих инициаций, к примеру, что часто бывает, психологически находятся в слиянии со своими взрослыми дочерями. В этом случае дочь не проходит инициацию взросления через сепарацию от родителей; ей страшно быть отвергнутой матерью, если она позволит себе жить своей отдельной жизнью.

Но это не единственная тема, их бесконечное множество. К примеру, по физиологии взрослая женщина, на бессознательном уровне воспринимает себя девочкой. У этой женщины есть внутренняя установка кого-то из родителей: «Девочки не общаются со взрослыми мужчинами, так как мужчина может их использовать сексуально, и она может забеременеть. А это очень плохо». Оставаясь внутренне инфантильной, такая женщина бессознательно будет включать блокировку на беременность, чтобы не было «очень плохо». Хочу дополнить, что иногда, диагноз бесплодия звучит как: «Бесплодие неизвестного генеза».

В этом случае я обнаруживаю блокировку и помогаю найти активатор. Про это я говорил. В другом случае, пусть я и мужчина, но мне все же удается проводить обряды инициации для женщин. Есть специальные обряды, техники, как сейчас принято говорить, но мне больше нравится слово обряды.

С. – Ты же сам говорил, что для инициации женщины нужны старшие женщины.

Я. – Говорил, и буду говорить. Но что важно знать: в моей телесной мужской оболочке помимо мужских энергий есть и женские. Когда энергии мужчины и женщины гармонизированы во мне, тогда я могу больше помогать своим клиентам проходить инициации зрелости.

С. – И сколько нужно времени для прохождения инициаций?

Я. – Несколько месяцев. Но дело не в сроках, а в правильности. Если процесс запущен правильно, то природные силы сделают свое дело.

С. – А как понять, правильно ли запущен процесс?

Я. – Так ведь я за этим слежу и помогаю направлять.

С. – А если ты неправильно что-то будешь делать?

Я. – Бессознательное клиента само говорит мне разными способами, как правильно. Я ничего не придумываю, я просто умею обнаружить скрытые возможности из того рабочего материала, который мне предоставляет клиент, вербально или телесно. Еще во многом я ориентируюсь на свои чувства и интуицию, так как бывают случаи, что клиент говорит одно, а я чувствую совсем другое.

С. – И что ты делаешь в таком случае?

Я. – Работаю. Вот я еще вспомнил, что природные силы стремятся помочь женщине, но привычное внутреннее сопротивление препятствует исцелению. Иногда приходится чуть ли не за ручку брать и вести, так как самой продвигаться по пути оздоровления, страшно.

С. – Люди сопротивляются выздоравливать?

Я. – Часто – да. За выздоровлением стоит увеличение ответственности за свою жизнь. Как думаешь, есть разница в количестве ответственности у девушки и Жены-Матери?

С. – Огромная.

Я. – Вот и я про это. Умом можно хотеть стать матерью, но внутренне женщина не хочет брать ответственность. Бывает и такое, что оставаться внутренне девушкой – выгодно для нее. Свои причины есть. Есть и такое, что за желанием стать матерью скрывается страх, переживания из её жизненной истории.

С. – Например.

Я. – К примеру, мама такой женщины осталась одна, когда родила её. Бессознательно женщина включила защиту «не рожать, так как оставит мужчина одну с ребенком». Это одна история. Если со стороны мужчины есть давление на женщину, чтобы родила, включается другой защитный механизм: «Если не рожу ребенка, муж меня тоже оставит». Происходит внутренний конфликт. Чтобы как-то «уцелеть» в этом конфликте, женщина бессознательно, или уже осознанно выбирает стратегию девочки, или девушки, от которой невозможно требовать ответственность.

С. — Тут тема про вторичные выгоды?

Я. – Да, но сам понимаешь, что их выгодами сомнительно назвать. Чтобы исследовать данные блокировки, нужна смелость женщины. Это трудно, но это и сладко. Я не могу всю работу делать за нее. Сколько-то могу, но не все. Ей нужно научиться проживать свою жизнь, а мне – свою.

С. – Такое ощущение, что тема безграничная.

Я. – Да. У каждой женщины своя история, и нужен индивидуальный подход. Я могу тут с тобой разговаривать еще полжизни на тему нарушения плодности и выздоровления, но завтра ко мне может прийти женщина на консультацию, которой мои ранее полученные знания не помогут, и мне нужно будет отправиться в «путешествие» за новым опытом, за новыми возможностями.

С. – Получается, знание причины могут не помочь женщине?

Я. – А толку? Ну, знает что-то человек про себя, про причину бесплодия, а действия? Необходимо действовать. Я еще заметил, что нет одного верного пути исцеления. Но когда женщина становится на путь выздоровления, поверь, окружающее пространство как-то по-своему начинает помогать человеку. Помощь может прийти отовсюду, в том числе и в виде вызова.

С. – Вызов, это про неприятность?

Я. – Большинство людей так думают, но вызов на то и вызов, чтобы стать на ступеньку выше или ступеньку ниже. Смотри, женщина пошла на консультацию. Пошел процесс. Её уволили с работы. Муж мало зарабатывает, но достаточно, чтобы прокормить семью без излишеств. Женщина свое увольнение воспринимает, как трагедию, но пространство словно дает ей понять: «Уходи с работы. Рожай детей». В этом и есть вызов. Что она будет чувствовать, как она будет к этому относиться, то с ней и произойдет.

Если на работе все будет хорошо, то можно еще подождать, как думает женщина, когда ситуация будет наиболее благоприятная для зачатия.

С. – Так можно и до старости дождаться…

Я. – Я ведь тебе говорил, что часто бывает наоборот: когда человек принимает вызов и испытания, мир дает поддержку, и она не обязательно выглядит, как деньги.

С. — А есть основные причины бесплодия? Какие темы? Какие аспекты?

Я. — Основные аспекты психологической помощи при нарушении плодности я выделяю следующие:

— Семейная история, куда входят семейные сценария, предписания, установки.

— Давление социума.

— Отношения с партнером.

— Отношения с собой.

— Страхи, негативный опыт, опасения, переживания, и все в этом русле.

Но смотри… Сейчас я консультирую женщину, у которой чистые диагнозы. У мужа её тоже. Врачи ничего не могут сделать, ну, что-то ей прописывают, она что-то принимает, а толку ноль. На первой консультации я предположил для себя одну идею. На второй консультации моя идея про причину нарушения плодности оправдалась. Причина отличается от перечисленных мною пяти аспектов. То, как я её консультирую, отличается от привычного моего способа помощи. Я не знаю, смогу ли ей помочь, но следую своей интуиции: «ситуация поправима».

У этой женщины потрясающий интеллект. Она бессознательно меня обманывает. Мне приходиться «отключить» свой интеллект, и работать преимущественно на интуиции и чувствах. Как в анекдоте: «Видимость ноль, иду по приборам». Когда эта женщина начинает сама больше работать Душой – процесс сдвигается с места.

Продолжение следует… на консультациях, групповых занятиях.

2017-03-15T09:58:26+00:00